Методика социального программирования людей

Данная методика используется, когда объект вашего воздействия в личностном плане недостаточно свободен и может принять навязываемую вами психологическую игру.

Большинство людей предрасположены к ведению тех или иных психологических (ролевых) игр, что определяется их личным жизненным опытом и особенностями психики. Человек принимает участие в такой игре, отвечая на первую реплику ее инициатора, поскольку не имеет сил удержаться и не подыграть.

Социальное программирование

Вспомните, по какой спирали раскручиваются домашние конфликты! Вы пришли домой слишком поздно. Ваша супруга высказала вам свое недовольство. Вы язвительно ответили. Жена перешла на повышенный тон. Вы последовали ее примеру… и понеслось! Самое интересное, что еще в самом начале, услышав первый упрек в свой адрес, мы понимаем, чем все закончится, но не можем удержаться и не ответить.

Это и есть ролевая игра в чистом виде.

Подобные игры присутствуют во всех сферах взаимодействия между людьми. Проблема в том, что в них не всегда есть такой набор ролей, который устраивает всех участников. За престижные роли часто возникает борьба. Кто ее проигрывает, вынужден довольствоваться тем, что осталось. И либо он принимает сложившееся распределение ролей, либо игра не получается. Ведь даже в детских играх роль капитана корабля обязательно должна дополняться ролями матросов, а роль героя – ролью злодея.

Мы выясняем свое место в обществе еще в детских играх. Именно они формируют у нас устойчивые привычки на всю последующую жизнь. Поэтому у многих людей даже в почтенном возрасте включение в предлагаемую психологическую игру происходит на подсознательном уровне в обход защитных барьеров разума.

В психологические игры люди часто играют для того, чтобы уйти от деловых взаимоотношений взрослых людей, что предполагает ответственность за слова и поступки, и заменить их более для себя привычными.

Например, начальник и подчиненный часто играют в игру «родитель – ребенок», воспроизводя привычную для них семейную ситуацию. Причем инициатором такой игры может оказаться любой из них.

Выражается такая психологическая игра в том, что начальник начинает осуществлять над своим подчиненным мелочную опеку, относиться к нему как к малому дитя, которому нельзя доверить даже мелочей, и, значит, нуждающемуся в постоянном управлении и контроле.

Подчиненный же, наоборот, начинает вести себя как непоседа и шалун, пытается отвертеться от работы «по дому» и придумывает себе вместо этого развлечения (игры на компьютере, перекуры, пустая болтовня и т.д.). Когда же наступает срок сдачи работы, он начинает говорить с начальником языком ребенка: для оправдания – «я забыл», «у меня не получилось», «вы мне такого не говорили»; для восстановления к себе хорошего отношения – «я больше так не буду», «в следующий раз я постараюсь...».

Руководитель для навязывания своему подчиненному игры «родитель – ребенок» помимо установления мелочной опеки в работе может попытаться начать регулировать его частную жизнь (личные отношения, досуг) вне работы: «Мне кажется, тебе еще рано жениться. Ты пока недостаточно твердо стоишь на ногах. Предлагаю следующее: ты закончишь ремонт в салоне и доведешь объем продаж до такого-то уровня. После этого я тебе устрою такую свадьбу, какая никому еще и не снилась».

Исполнение роли родителя может выразиться фразой: «Ириночка, опять ты флиртовала с Иваном Петровичем. Как ты до сих пор не поймешь, что нельзя с мужиками так себя вести. Я же тебе объясняла, как надо разговаривать с ними в таких ситуациях, почему ты не прислушиваешься к моим словам? Попадешь в неприятную ситуацию – поздно будет плакать».

Любая психологическая игра накладывает на поведение участников определенные ограничения своим сценарием и ролями. И если человек принял условия навязанной ему игры, свою личностную несвободу перевел в несвободу поведенческую, а значит – ослабил свою позицию в возможной деловой борьбе.

В этом и заключается суть методики: сделать поведение человека управляемым и предсказуемым, навязав ему определенную игру. Правда, вы таким образом временно ограничиваете и свое поведение. Однако преимущество вашей позиции заключается в том, что вы управляете ситуацией и, когда вам будет необходимо для атаки, можете выйти из принятых на себя ролевых ограничений.

Более того, если вы сможете достаточно долго играть со своим объектом в навязанную вами ролевую игру, то вам удастся сформировать у него определенную поведенческую привычку. Эта привычка поставит его в психологическую зависимость от вас.

Компрометация оппонента через программирование его имиджа

Следование определенной роли всегда сковывает ее носителя своими рамками. Например, человек, желающий выглядеть культурным и воспитанным, никогда не должен в присутствии других лиц ковырять пальцем в носу, а брутальный мужчина не имеет права на поступки, которые могут быть истолкованы окружающими как слабость.

Такая несвобода дает широкий простор для манипулирования людьми. Психологическая природа ролевых ограничений заключается в том, что у окружающих людей формируются ожидания определенного поведения конкретного человека, и эти ожидания оказывают на него давление. Если человек ведет себя не так, как от него ожидают люди, последние испытывают неприятные ощущения, и всячески стремятся вернуть его поведение в привычное им русло. Это заставляет жертву корректировать свое поведение под их ожидания. В конечном итоге он становится предсказуемым и управляемым.

Как это использовать, скажем, в офисных баталиях?

Воздействие на конкурента в деловой борьбе носит характер наполнения смыслом его же собственного поведения. Для этого вы после какого-нибудь поступка оппонента акцентирует его внимание на той характеристике этого действия, которая наиболее соответствует выбранной для него роли. Например: «Здорово же ты ее отразил! А ты, оказывается, у нас крутой мужик (навязываемая роль), хотя сразу и не скажешь…».

Остальных коллег с этой ролью противника вы знакомите подобным же образом: «Представляете, сегодня Ирина влетела к Федору в кабинет с его накладной и как «понесла» в своем стиле. А Федор, не долго думая, так рявкнул на нее, что она от неожиданности чуть на задницу не села. Так она покраснела, сгребла свои бумажки – и вон из кабинета, словно из берлоги медведя. Да-а-а... Не ожидал я от него такой крутизны. С виду рафинированный интеллигент, а в нем оказывается настоящий мужик под пудрой прячется».

После этого вы начинаете регулярно программировать противника на поведение в этой роли: «Слушай, Федор. Ну, вот с Ириной ты справился, а Петра послать куда подальше сможешь, если он опять начнет одеяло на себя тянуть? А то он по отношению к тебе совсем уже зарвался. Явно в нюх просит, подонок».

У окружения оппонента также пора формировать соответствующие ожидания: «Слушайте, а Федор-то на глазах меняется. Наверное, какие-то лидерские курсы тайком прошел. Вчера заявил, что если Петр еще раз себе позволит по отношению к нему какую-нибудь вольность, то он ему в торец заедет. И знаете, я поверил, что он сможет это сделать!».

Завершающий аккорд. Когда конкурент примет навязанную ему роль «крутого» парня, дальше уже можно переходить к применению других приемов. Можно поссорить его с окружающими, можно дискредитировать его в глазах начальства: «Сергей Иванович, ну, посудите сами, какой из Федора начальник, если он с коллегами ведет себя как голодный медведь после спячки».

Защита от приема

Обезопасить себя от методики навязывания социальных ролей не так просто, поскольку здесь все упирается в свободу личности и определенные невротические проблемы. Навязать роль человеку возможно только тогда, когда он к ней предрасположен.

Опасность этого приема заключается в том, что манипулятор оказывает своей жертве псевдотерапевтическую помощь. Если жертва всю жизнь страдала из-за своего мягкого характера и в мечтах постоянно видела себя в роли «крутого» персонажа, то против навязывания подобной роли ей будет трудно устоять.

В этой ситуации, для того, чтобы распознать попытку манипулирования, вам следует критично посмотреть на собеседника: «Стоит ли доверять свою душу такому человеку, который пытается решить свои проблемы за мой счет? Не лучше ли обратиться к профессионалу, если уж мне так хочется измениться?». Поняв суть враждебного поведения манипулятора, каждое его действие или слово следует воспринимать очень критически.

Против социальных ожиданий защищаться труднее, но тоже возможно. Для этого необходимо провести ревизию своего окружения: «Действительно ли для меня значимо мнение этого человека обо мне или его можно игнорировать?».

Не зря во многих историях герои, прежде чем совершить подвиги и прославиться на весь мир, уходили из своих деревень, отправлялись в путешествия, подальше от тех, кто не верил в их предназначение и потенциал.

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив